Руководство

Интервью еженедельнику "Аргументы и Факты"

25 Сентября 2019 г.

Эльдар Гизатуллин

 

Чиновников - в СИЗО! Где соблазн взятки особенно велик?

Прокурор Челябинской области об Александре Войтовиче, Сергее Давыдове и деле против "Мечел-Кокс"

Рост коррупционных преступлений – показатель эффективной работы силовиков или знак того, что ситуация крайне неблагополучна? Почему в некоторых городах таких преступлений особенно много? И к чему привело вмешательство прокуратуры в ситуацию с выбросами в Челябинске?

Ответы на эти вопросы – в беседе с прокурором Челябинской области Виталием Лопиным.

10 преступлений или одно?

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: – По вашему мнению, если растёт число коррупционных преступлений, то это показатель эффективной работы прокуратуры или обострения ситуации? В обществе оценки до сих пор разные.

Виталий Лопин: – Коррупция, конечно, это большая беда. В своё время прокурор Челябинской области Александр Войтович, которого я очень уважаю и считаю своим учителем, сказал: «Хорошо бы чиновников сводить на экскурсию в СИЗО или тюрьму, чтобы поняли, что такое камера и лишение свободы. Интересно, появится ли у них после этого желание преступить закон?» Это была бы хорошая профилактика. Соблазн воспользоваться своими полномочиями существует, но от человека зависит, поддастся ли он ему.

Что касается статистики, то её можно оценивать по-разному. Например, принял преподаватель взятку от десяти студентов – хотя это одно лицо совершает преступление, но по статистике получается десять преступлений. Считаю, что оценку эффективности борьбы с коррупцией должны давать граждане. Приходится человеку сталкиваться с вымогательством, произволом чиновников? Если нет, то оценка положительная. И наоборот.

– А был ли в вашей практике случай коррупции, который вас более всего возмутил? Размахом или наглостью действий.

– Мы ведь не Москва, где в подобных делах фигурируют бешеные суммы, но для меня случаи, что называется, из ряда вон – это те, где руководитель пользуется своим положением. Когда, например, глава за взятки раздаёт земельные участки. Или конкретный случай, когда следователь за деньги прекратил дело. Получил за это семь с половиной лет.

– Как считаете, почему в некоторых территориях постоянно гремят коррупционные скандалы? Например, в Миассе, где уже несколько мэров подряд оказались на скамье подсудимых.

– Видимо, там, где наиболее благоприятные условия для подобного рода преступлений, они и происходят. Около Миасса живописные окрестности, много памятников природы, и есть много желающих приобрести земельные участки всеми правдами и неправдами. Особенно около озёр. Сейчас идёт проверка нарушений водного законодательства на Золотом пляже.

Вообще, много преступлений связано с землёй, это всегда лакомый кусок. Не только в Миассе, Златоусте и Челябинске, но и в сельскохозяйственных районах. Вспомните хотя бы коррупционные дела в Кунашакском районе.

– Приходилось слышать жалобы бизнесменов на то, что в споре предпринимателей нередко используются административные ресурсы– при помощи знакомых и прочего. Насколько это распространено?

– Мы регулярно общаемся с бизнес-омбудсменом, спрашиваем: где, в каком районе ставят административные барьеры, занимаются вымогательством? Конечно, мы не можем использовать для возбуждения дела основания в стиле «одна бабушка сказала». А вообще, вмешательство госорганов в хозяйственную деятельность без должных на то оснований – это уже уголовная ответственность. Прокуратура не вмешивается в споры хозяйствующих субъектов, но предприниматель как гражданин может сообщить нам, если, например, ему кажется, что идут беспричинные проверки пожарной безопасности, соблюдения санитарных норм.

– Анонимные сообщения не рассматриваются?

– Нет, но мы их можем передать в полицию для оперативно-розыскной деятельности.

Проследить за нацпроектами

– Новый губернатор Алексей Текслер заявил, что будет расставаться с теми членами областного правительства, которые имеют какой-то бизнес. Как вы относитесь к такой инициативе?

– На законодательном уровне это и так запрещено. Идут антикоррупционные проверки, обнародование деклараций. Чиновники обязаны отдавать акции в доверительное управление. Есть риск конфликта интересов, так что инициатива губернатора понятна.

У нас в области за этот год шесть власть имущих уже лишились своих постов в связи с утратой доверия – три депутата, два федеральных служащих и сотрудник муниципального органа власти.

– Достаточно много жалоб на ситуацию в медицине. Это касается и перебоев с поставками жизненно важных препаратов, и закупки некачественных средств реабилитации для инвалидов. Почему именно в этой сфере столько нарушений?

– Возможно, количество жалоб связано с тем, что медицина особенно близка к нуждам населения. Сейчас на развитие системы здравоохранения направлены значительные средства в рамках нацпроекта, и наша задача – проследить, чтобы не было злоупотреблений. Работают 12 межведомственных групп, которые отслеживают ситуацию по всем нацпроектам, ведь речь идёт о выделении и использовании бюджетных денежных средств.

Что законно, а что справедливо?

– Не могли бы вы разъяснить ситуацию с бывшим прокурором и мэром Челябинска Сергеем Давыдовым? Его то отпускают, то снова задерживают.

– Причина в нарушениях процессуального законодательства. Прокуратура не вмешивается в ход расследования. Мы следим за возбуждением дела и привлечением к ответственности. Также смотрим за тем, как собрана доказательная база, достаточно ли её, есть ли нарушения.

Следователь решил передать уголовное дело в суд, минуя прокуратуру, чтобы на Давыдова был наложен судебный штраф. Но при рассмотрении дела в суде мы увидели нарушения уголовно-процессуального кодекса (неверная квалификация действий Давыдова, определение потерпевших, другие нарушения норм уголовно-процессуального закона). В любом случае окончательная точка в этом деле будет поставлена судом.

– Знаете, в своё время моя мама работала химиком-экспертом и проверяла предприятия. Она говорила, что и она, и все другие сотрудники прекрасно знает, кто и как нарушает экологические нормы. Если все про всё знают, то почему надзорные органы не принимают меры?

– Хочу напомнить, что мы потребовали возбуждения дела по факту выбросов «Мечел-Кокс». По всей России расследования подобных дел достаточно редки. Правоохранительные органы провели массу экспертиз, доказали вину предприятия. Реакция СМИ на ход дела, его прекращение в связи с истечением срока давности может быть разная, но главное – то, какими были последствия. А в результате после возбуждения дела завод выделил средства на программы по снижению нагрузки на окружающую среду, заключил соглашение с губернатором о финансировании экологических мероприятий и уже не допускает подобных выбросов.

Кстати, количество жалоб на плохую экологию значительно снизилось по сравнению с тем, что было два года назад.

Случалось ли вам сталкиваться с двойственной ситуацией, когда решение было абсолютно законным, но несправедливым? Как, например, в фильме «Берегись автомобиля» с Деточкиным?

– А в чём же была несправедливость в фильме? Деточкин в любом случае нарушил закон и должен был понести наказание. Вопрос в том, какое именно. Прокуратура в любом случае всегда должна строго придерживаться закона. И если люди будут следовать тому же правилу, ситуация изменится – и в том, что касается коррупции, и в другом. Когда люди будут по-граждански рассудительны, будут соблюдать требования законов, нарушений в любой сфере станет меньше.

 

 

 


Архив выступлений / интервью